Древности Исетских берегов

0_d4d54_4a744f19_L

Раннее июльское утро пятьдесят седьмого года. Пустынный большак на село Хромцово. Подсыхают от солнечных лучей придорожные кусты. Мне одиннадцать лет. С котомкой за спиной еду в археологический поиск. Душа поет, и вместе с ней пытаюсь вытянуть высокие ноты в словах «много в ней лесов, полей и рек». Получается плохо: сипну. Завидев село, умолкаю. По старинному поверью возле Хромцово, основанному в семнадцатом веке великороссами, маячат два холма под названием «могильцы». Будто бы в древности в этих местах жил народец — чудь, который не желая сдаться Белому царю, подрубил столбы своих жилищ и заживо себя похоронил…

У крайней избы, на огороде, копается старушка. Спрашиваю у нее о «могильцах». Бабушка испуганно крестится, машет руками, видимо приняв меня за нечистую силу. Вокруг колосятся поля, холмов и за версту не наблюдается. Похоже «чудские бугры» давно распахали. Перемахнув через железную дорогу, в полдень выхожу к Шилово. Обозреваю Золотой лог, а на окраине деревни поджидает удача — узорчатые черепки древней посуды в береговом обнажении Исети. Кладу в планшет схему найденного селища. Ниже по реке, за селом Маминским, на первой надпойменной террасе, замечаю следы еще одного древнего поселения. О найденных памятниках надо бы сообщить в городской краеведческий музей. На попутках выбираюсь в Каменск.

arh

…На следующее лето заманиваю с собой соседа Вовку. Запомнились еле заметные валы Ипатовского городища, Булыгино, где мы пытались найти кости мамонта, Борисово — родину пулеметчика полка Красных Орлов Филиппа Голикова, дослужившего до маршальского звания и трусливо умалчивающего перед Сталиным о действительном положении дел перед 22.06.41 г., сидячую холодную ночевку в грозовую ночь под сводами Богоявленской церкви села Зыряновского. Уральский сказитель П. П. Бажов писал, что перед Гражданской войной, в Зырянке даже не было создано партийной ячейки, и что здесь кулаки-мироеды свили осиное гнездо…

i

Как истинные пионеры-ленинцы, мы не стали проситься на постой к классовому врагу. А за три года до нас, в 1955 году, на Синаре побывал челябинский археолог Владимир Стоколос. У Зырянки он нашел городище раннего железного века. По компасу, через лес, идем на городище. Комары жрут немилосердно. С ревом выбегаем из березняка и бросаемся в спасительные воды Синары. На колхозной полуторке, увязая в сыром черноземе, тащимся до Медведево, а там, по тракту, пешком и на машине летим домой.

…Не давала покоя мифическая собака, пробежавшая восемнадцать километров под землей от пещеры Смолинской до Трех пещер. К тому же, в Смолинской могла быть стоянка древнего человека.

В учебное время у школьника свободного времени в обрез. В воскресенье, поутру, караулим товарняк в сторону Свердловска. И вот проплывает станция Перебор. Притормозив, поезд набирает скорость. Первым прыгает Вовка, за ним Сахон, я — последним.

Smolinskaya-peshhera

На Исети, в логу, отыскали вход в пещеру. Зажигаем керосиновую лампу, на плече — веревка. Первое посещение подземелий незабываемое: писк летучих мышей, теряющийся во мраке потолок грота Фавор, уходящая под Исеть Дорога в ад… Впоследствии, подземные лабиринты еще десятки раз притягивали к себе. В трех случаях, оступившись, падал с высоты, но, всякий раз в полете, незримые руки монахов, живших в далекие времена в пещере, бережно подхватывали меня. Я отделывался синяками.

Стоянку древнего человека не нашли, не раскопали жуткий завал Дороги в ад, и общая длина ходов пещеры оказалась не более полукилометра, но и поныне интерес к Смолинской не ослабевает… А тогда, пацанами, в дождливый сентябрь мы брели до «железки», а Сахон даже упал в грязь в своем школьном пальто и заплакал, поскольку дома светила взбучка.

До революции никто археологией нашего края не занимался. Лишь порой сельский священник отмечал по своему ведомству факт находки крестьянином обломка кинжала, бронзового литого идола, «лепков» — черепков разбитого горшка. Научного объяснения находкам не было. Каменский конторский служащий В. Г. Олесов в молодости записывал пословицы, песни, поговорки, нарисовал план Смолинской пещеры, в старости неусыпно вел наблюдение за погодными метаморфозами и от Уральского Общества Любителей Естествознания получил медаль «За усердие». Катайский краевед П. Ф. Ервушин, с фанатичным упорством копавший зараз по десятку курганов, в нашу сторону дальше слияния Синары с Исетью не глядел.

1364401054_c6d2

В 1948 году каменские школьники братья Воронины под горой Раструс у деревни Брод вырыли зернотерку и черепки древней посуды. О находках сообщили в Свердловск. Археолог Е. М. Берс выяснила, что ребята нашли стоянку так называемой «исетской культуры». Люди жили на Исети две тысячи лет назад, занимались земледелием.

В 1955 году археологическая разведка Каменск-Уральского городского краеведческого музея под руководством В. С. Стоколоса зафиксировала десять памятников — стоянки, селища, городища по Исети и Синаре в пределах Каменского и Катайского районов. Памятники разновременные — от медно-бронзового века до средневековья, от четырех до одной тысячи лет назад. Особенно интересным оказалось двухслойное селище у деревни Лужки. Поселение Стоколос копал с учащимися каменских школ. До города было недалеко, но самые нетерпеливые домой не уходили. Начальник спал на полатях, ребята — по лавкам деревенской избы. Раскопали громадную полуземлянку черкаскульской культуры, нашли поделки из глины, кости и камня, много обломков керамических изделий. Три тысячи лет назад, хозяева жилища — семейная община занималась, в основном, разведением скота: коров, овец, коз, лошадей.

В 1961 году по Исети работала археологическая экспедиция Уральского госуниверситета под руководством В. Е. Стоянова. Два месяца участником раскопок был и автор этих строк. У Ка-менска экспедиция вновь исследовала Бродовскую стоянку и Лужковское селище. Далее работы перенесли к Катайску, Шадринску и на р. Тобол.

petrin_valeriy_trofimovichВ семидесятые годы свердловский археолог В. Т. Петрин, ныне доктор исторических наук, обнаружил под скальным навесом на р. Багаряк мезолитическое местонахождение. Свидетельств о пребывании людей в нашем крае в более отдаленные эпохи нет.

В глубине тысячелетий проглядываются немногочисленные родовые коллективы, живущие охотой на диких животных и водоплавающую дичь. На протяжении последующих столетий пастушеское скотоводство являлось основой хозяйственной деятельности человека. На благодатных землях Исети, Каменки, Синары, Багаряка скрипели мотыги, на озерах вылавливали горы рыбы, в лесах ставились ловушки на зверя, но продукты животноводства — мясо, шкуры, шерсть ценились выше всего. С ростом поголовья скота надвигались междоусобицы. Возникают укрепленные поселения — городища. Тысячу лет назад коренное население пополняется башкуртами и лет семьсот назад — татарами. Эти народы также были скотоводами. Четыреста лет назад лихое гиканье казацких дружин заставило аборигенов широко раскрыть раскосые глаза. Разбирательство длилось не долго. Дело закончилось щепками, лежащими у свежесрубленных крестьянских изб.

Автор: Виктор Бушуев.

Источник:  http://bushuew.ru/