Загадки заброшенного старообрядческого скита на оз. Сунгуль

6V9lPFD_zEY

Начало девятнадцатого века ознаменовалось рассветом  уральской промышленности. В доселе диком крае были построены крупные промышленные предприятия, основаны фамильные династии, ставшие позже могучими кланами промышленников. Их власть нельзя было назвать «абсолютной», но то что позволяли себе суровые уральцы, многим петербургским чиновникам и представителям знати было неподвластно.  Не стоит забывать еще и о том, что на начало девятнадцатого века пришлось одно из серьезнейших реформ в православной церкви. Приходы разделились на правильные и неправильные — старообрядческие. Старообрядческая вера оказалась  под запретом, абсолютно табуирована властью. Многие из тех кто не нашел убежища в центральной части России, но оставались верными своим канонам, переселились на Урал и в Сибирь. К слову сказать, что старообрядческая вера в здешних краях имела достаточно серьезные позиции и пользовалась популярностью среди местных заводо-владельцев.  Одним из «сочувствующих» староверам оказался могущественный Лев Расторгуев, именно он проспонсировал создание по сути противозаконного скита на озере Сунгуль, причем, сам по воспоминаниям современников, религией не увлекался. С этого момента берет начало одна из загадок Урала старообрядческого.

sungulskij_skit

История раскола церкви сложна и противоречива и сегодня уже сложно понять «масштабность причин», которые, начиная с 1660-х годов, поставили в оппозицию и церкви, и государству миллионы человек. Спасаясь от гонений, они расходились по всей стране и за ее пределы, пробирались в потаенные места – подальше от глаз, разбивали скиты в труднопроходимых лесах и топях чем обрекали себя на тяжелое существование, но их вера была сильнее всех тягот и невзгод кои им предстояло стойко переносить.

Но не только Расторгуев был благосклонен к  старообрядцам их охотно принимали на работу и другие уральские заводчики Коробковы, Демидовы, Расторгуевы, которые и сами придерживались втайне старой веры.

Rastorguev_sПриобретя завод на склоне горы Вишневой Лев Иванович Расторгуев прежде выстроил часовню старой веры в самом заводском поселке, а затем, в 1811 году, «проспонсировал» старообрядческий скит (монастырь) на полуострове озера Сунгуле, который за четверть века стал одним из крупнейших центров на Урале и имел многочисленные связи со староверскими общинами от Волги до Сибири. Сунгульский монастырь жил на пожертвования богатых купцов и хозяев завода. Пожертвования поступали и из центральной России. На противоположном берегу оз. Сунгуль у монастыря было подсобное хозяйство, где содержали коров, возделывали поля. Монастырские земли тянулись от места, где сейчас находится санаторий «березка» и до Ближнего Берегового.  Вокруг монастыря обитали в лесах одинокие скитники и целые семьи. О чем в наши дни нам напоминают местные топонимы. На острове, напротив монастыря, жил с семьей скитник Никодим, сейчас многим известен ос.Никодим. В районе, где сейчас Вишневогорское лесничество, жили семейные скитники. В горах скрывались одинокие скитники: Ерема – на горе Еремиха, Кобелев – на горе Кобелиха. Возле речки, что около «Монашек», сохранились кельи Максимова и Вассы. Напротив скита содержал лодочную станцию (там она и сейчас) башкир Мендарка – якобы двоюродный брат самого Салавата Юлаева.

Первое крещение царской властью Сунгульский скит прошел в эпоху Николая I. Панические отношения Николая I к любым «политическим волнениям» («декабрьский синдром») не могли не записать старообрядцев в разряд государственных преступников, всегда «преисполненных всяких преступных замыслов».  В средине 1830-х гг., под «ружье» было поставлено значительное количество чиновников министерства внутренних дел, которые должны были свести воедино данные о числе раскольничьих монастырей, скитов и молелен. Итоги этой «аналитической проверки» оказались неутешительными: все данные, поступавшие как в Синод, так и в III отделение, были занижены. Число раскольников колебалось от 700 до 900 тысяч человек. А по утверждению генерала Обручева Н.Н., имевшего доступ к секретным правительственным данным, число это должно было быть близким к 8 миллионов человек (4). В 1836 г. по всей России прокатилась целая волна типичных бюрократически-политических самоуправств. Закрывались все старообрядческие часовни, молельни и превращались в единоверческие церкви. Подобные события происходили по всей стране. В 1837 г. скит пришел в разорение, в нем доживали век несколько старцев и стариц. На заводе они не бывали, провизия им доставлялась в скит. Большинство монахов ушло в Сибирь. На тех кто остался, были заведены уголовные дела. Фактически скит прекратил свое существование в том виде в котором он был создан…

Полуостров «Монашки».  

c4cA

После того как скит пришел в упадничество, его вторая жизнь началась уже после 1861 года – отмены крепостного права.  Приблизительно в 1900 г. на Сунгуле поселилась монахиня  Ксенофония. Феодосия и Елена, жительницы Каслей, получили от отца и матери разрешение уйти в кельи на озере. Там девушки основали свой скит, в котором сначала было 5 человек. В течение последующих 2 –3 лет обе отшельницы были пострижены – Феодосия под именем Феклы, а Елена под своим собственным именем. Около 1903-1904 гг. в этот скит пришли сестры Елены, Мария (м. Мелетина) и Анна (м. Анатолия), а затем Татьяна Михайловна Людиновскова (м. Тавифа) и ее младшая сестра Александра (м. Алевтина).  Стараниями Феклы, руководившей внутренней жизнью скитской общины и помогавшей ей Елены, новая Сунгульская обитель стала весьма авторитетной и многочисленной. Заводские жители часто отправляли туда своих детей для  воспитания и обучения грамоте, знаменному пению и рукоделию.  Некоторые сунгульские насельицы, например, Александра Людиновская и Анна Меренкова, славились мастерством вышивки, изготовления бисерных икон, могли искусно «писать полезные письма», вырезать из дерева кресты, учили пению «по крюкам».   Мирно просуществовав до 1917 г. обитель на Сунгуле испытали в полной мере потрясений революционного времени и установления советской власти. Из-за голода 1921 – 1923 гг. крупный скит Феклы и Елены разделился. Несколько келейниц, в т. ч. и м. Елена остались на старом месте, а большинство вынуждены были временно переселиться на «Большую землю».   Еще до закрытия Сунгульского скита, во второй половине 20-х гг. ХХ вв. более десятка человек с матушкой Фёклой перебрались сначала в пустынь около д. Солобоево, а затем на реку Танаевку (80 км от Тюмени). Для многих из них это стало началом долгого и полного опасностей пути на восток, через Колыванскую тайгу и тайные поселения на реке Парбиг. Путь послушниц лежал в скиты на реке Безымянке и Дубчесе в бассейне Енисея.  Но не смотря ни на что веру Сунгульских послушниц сломить было сложно.. Такова особенность этого места, что послушники скитов буквально «привязывались» к здешним кельям и несмотря ни на тягостные условия жизни, ни на смертельную опасность, они не хотели покидать обжитый скит. Так и очередные послушницы скита пережив первую волну борьбы с «народным опиумом» в 1926 г. Сунгульский скит опять обрел жизнь и стал самым крупным в округе, на тот момент в стенах его каменных келий проживало 35 человек (7 мужчин и 28 женщин). 17 апреля 1927 г. скончалась Елена, разумеется, похоронили ее на кладбище при ските.  Но не смотря на стойкость веры скитников в 1929 г. вновь начались гонения.  Советская власть не желала мириться с мирным сосуществованиям обители. Как вспоминали современники, уничтожение скита более напоминало карательную операцию… отряд НКВД напал на скит ночью, тайно. Мирно спавших монахинь и послушников оглушил вой сирены, ружейные выстрелы и крики офицера о необходимости сдаться. Почти все задержанные старообрядцы были заточены в лагерь в Верхнем Уфалее. На этом официальная история Сунгульского скита заканчивается. Просуществовав более ста лет, уникальный объект оказался «вне закона» и фактически был уничтожен. О судьбе пленников собственной веры ничего не известно, хотя по опираясь на историческую справу о репрессиях тех лет, можно предположить, что вряд ли для многих эти события закончились более менее благополучно.  Вот уже восемьдесят пять лет скит прибывает в запустении, жизнь в нем замерла и в этот раз похоже на всегда, ведь и суть «старой веры», той за которой пришли на Сунгуль первые поселенцы уже давно нет в народной памяти. В наши дни сунгульский скит стал популярным местом препровождения летнего отдыха «на природе» со всеми вытекающими отсюда последствиями, побережье заполняется мусором и следами веселых компаний, не гнушаются вандалы осквернять память святого места и в наши дни на долю скита выпало очередное испытание.  Стоит отметить, что сохранить скит необходимо ведь это не просто куча камней и «домиков в земле» это своего рода уникальное историческое место, которое до сих хранит в себе множество тайн и овеяно пеленой легенд и мифов. Потерять скит означает совершить достаточно серьезную ошибку.

Легенды

OLYMPUS DIGITAL CAMERAС Сунгульским скитом связано множество легенд. Так, например, некоторые исследователи полагают, что каменные постройки и колодец, оставшиеся ныне от скита, были сооружены задолго до появления на Сунгуле старообрядцев, в каменном веке.  Среди исследователей, разделяющих данную точку зрения саткинский краевед Александр Шестаков.

29

Он считает, что «каменный дом» в староверческом скиту слишком похож на археологический комплекс Скара-Брей (Skara Brae) — поселение эпохи неолита, обнаруженное на западном побережье Оркнейских островов в Шотландии.  Складывается впечатление, будто бы в Шотландии и на Южном Урале одни и те же строители возвели похожие объекты.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Внешне археологический комплекс имеет схожие конструкции «землянок», но на этом вся схожесть между двух объектов заканчивается. Считать, что Сунгульский скит был построен задолго до прихода старообрядцев по крайней мере ошибочно.

2FdMJbDp41o

Другое не менее интересное с точки зрения мифотворчества место в ските – кладбище. На сегодняшний день могилы еле-еле видны, все же время берет свое. То что можно было обозначить как могилы, были варварски вскрыты грабителями кладоискателями. Около одной из них еще в 1990 г. была табличка с надписью: «Дунаев Данил Егорович. 1890 – 1953 гг.». По рассказам самих кладоискателей в могилах они находили только старинные оловянные крестики. Но был случай, когда они наткнулись на тело похороненной молодой женщины, нетронутое тленом. В страхе кладоискатели разбежались. Что стало с телом – неизвестно. Разумеется, что скорее подобные рассказы некий современный миф, как правило с единственной целью отвести от кладбища неискушенных «гробокопателей».

По следующей легенде мощи почитаемого старообрядца старца Леонида были вывезены в Москву, дальнейшая судьба – неизвестна.

Есть легенда о том, что когда-то давно в большом болоте, которое с юго-востока примыкает к скиту, был остров, на котором жили три старицы. Вроде бы ничего необычного, но только после того как старицы умерли, пришедшими туда людьми в одной из землянок была найдена чудотворная икона, исцеляющая болезни. Что случилось с иконой, чей образ на ней был запечатлен, ничего этого неизвестно.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Дырники. Пожалуй, наиболее распространенный миф о жителях сунгульского скита. Для начала стоит рассказать о том кто же это — «дырники». Дырники (также Дыромоляи, Щельники, Окнопоклонники) — старообрядческая группа беспоповцев-самокрещенцев, отличающихся от остальных старообрядцев в основном тем, что отрицают иконы как осквернённые образа и молятся строго на восток, для чего в стенах домов проделывают отверстия, чтобы иметь возможность молиться в зимнее время. Дырники не признают над собой религиозных наставников.

adr177mT6jQ

Дырники не почитают икон, написанных после церковной реформы  патриарха Никона, поскольку свяженники, рукоположённые до реформы уже умерли, а освятить «новые» иконы кроме них больше никто не может. Иконы же, написанные до реформы, дырники также не признают, поскольку считают их осквернёнными от принадлежности их «еретикам». Именно данные убеждения послужили поводом к принятию дырниками решения молиться в сторону востока. Также у дырников отсутствуют специальные помещения для проведения богослужений (поскольку их также некому освятить), поэтому летом члены группы молятся под открытым небом, а зимой для этих целей проделывают в стенах своих домов специальные отверстия (дыры или окна), поскольку молиться сквозь стену дома или сквозь застеклённое окно почитается дырниками за грех. Отверстия закрываются специальными затычками. Таким образом, можно заключить, что «дырники» это некие «сеператисты» среди верующих. Отличались крайне радикальными взглядами на религию и процесс религиозного служения.

Ничего общего  с жителями обители на берегах Сунгуля «дырники» не имели! Но от чего же пошел этот нелепый слух. Все дело в этом камне, найденном на старинном кладбище.

2FdMJbDp41o

Как можно увидеть по центру каменной плиты расположилась «дырка», которая и повлекла за собой слух о том, что якобы приверженцы радикальной веры имели отношение к сунгульскому скиту. На деле это не так. Дырка в камне несквозная, а сам камень не имеет отношения к старинным захоронениям и использовался как основа для знака, видимо, указателя движения – прямо по курсу движения, мимо знака, находятся делянки лесорубов.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

 Заключение

Челябинским Управлением культуры Сунгульский старообрядческий скит (монастырь) внесен в список вновь выявленных памятников истории и культуры г. Касли и района и подлежит охране в соответствии с требованиями Закона РФ.

Если учесть, что основной удар по сохранности скита пришелся на последние 20 лет, ведь до 70-ых годов скит был в более-менее хорошем состоянии, то нужно понимать, что бесконтрольное и безалаберное поведение туристов на памятнике истории приведет к его полному уничтожению. И уникальный объект будет утрачен для нас навсегда.

Автор: ЛЮБУШКИН Андрей, «Таинственный Урал» (С)