Интервью палеонтолога о древнем животном мире Башкирии

174ceaf2ab4839879cb18229e5

В августе 2015-го в одной из пещер парка Иманай ученые обнаружили останки пещерного льва, удивительная находка была сделана на территории национального парка «Башкирия», обнаруженным костям древнего животного более 30 тысяч лет. В процессе изысканий на территории пещеры ученым удалось собрать более 500 экземпляров древнейших костей исчезнувшего ныне животного. О том, какие еще удивительные находки животные населяли Республику Башкортостан несколько тысяч лет назад,  рассказал палеонтолог Дмитрий Гимранов. Он является научным сотрудником лаборатории палеоэкологии Института экологии растений и животных Российской Академии наук в Екатеринбурге.

«Люди часто выбрасывают на свалку уникальные находки»

— Как вы решили связать свою жизнь с палеонтологией?

— Раньше был в Уфе Музей естественной истории на базе детского экологического центра, там мы изучали мамонтов и динозавров. Туда я попал, будучи студентом, там и связал свою жизнь с палеонтологией, благодаря руководителю музея и нашей рабочей группы – Роберту Мидхатовичу Сатаеву.

Палеонтологическая коллекция
Палеонтологическая коллекция

— Расскажите о своей последней находке.

— Как-то при разборе коробок с костями из пещеры Иманай, я обнаружил кость красного волка. До этого момента это животное было известно по одному маленькому зубу из пещеры Игнатьевской, теперь обитание его на Южном Урале в древности точно не вызывает сомнений.

— Как происходит выбор места будущего открытия? Как вы составляете «маршрут» и есть ли он вообще?

— Есть два пути. Первый трудный и долгий – это разведка. Суть ее в том, что большая группа людей много дней прочесывает какой-то горный район в поисках пещер с костями, что редко венчается успехом. Второй путь более простой – это корреспонденты. Люди часто не понимают, что за кость нашли при благоустройстве погреба или колодца. Многие не задаются этим вопросом и выбрасывают находку. Но те, которых интересует окружающая действительность, связываются со специалистами, и часто не напрасно. Например, недавно в Челябинске сделали уникальную находку — бивень слона, который был древнее мамонта, просто при копке погреба.

— Одно из крупнейших недавних научных открытий – найденные на территории национального парка «Башкирия» останки гигантского пещерного льва. Какие еще животные населяли Башкирию в древности? Почему они вымерли?

0a48c70522c3998b65516733b9895937

— Вместе со львами в то время обитали мамонты, носороги, первобытные бизоны и лошади, гималайские и пещерные медведи, серые и красные волки, росомаха. Кости этих животных встречаются не только в пещере Иманай, но и в сотнях других пещер республики. Пещеры с костями животных сконцентрированы в основном в центральной и восточной частях горнолесной зоны Южного Урала. Примерный промежуток времени, в который обитали эти виды, охватывает последние 200 тыс. лет. Вымерли многие из них на рубеже 10 тыс. лет назад в результате глобального изменения климата, которым закончился последний ледниковый период.

1cd613466d2a8b6e3912d93a69079ad6

«В мистику никто не верит, пока не остается один на один в экстремальных условиях»

— Как происходит процесс изучения находки? Как определяете ее возраст?

— Находки транспортируются в институт, в лаборатории они очищаются от грунта, проклеиваются и описываются. При описании отмечается название кости, к какому виду она принадлежит и ее морфологические особенности. Отдельные кости отправляются в специализированные организации, где за определенную плату проводится радиоуглеродный анализ, по результатам которого можно определить точный возраст находки.

— Какие удивительные находки были вами обнаружены на территории Башкортостана?

— Мной впервые установлено обитание красного волка и подтверждено обитание гималайского медведя. Недавно с коллегами из Башкирии (Яковлевой Татьяной Ивановной и Яковлевым Анатолием Германовичем) обнаружена находка костей эскулапова полоза (представитель семейства ужеобразных, прим. ред.) в пещере Иманай.

174ceaf2ab4839879cb1822929194ae5

В настоящее время ареал этой змеи включает Центральную и Западную Европу, в восточной Европе – побережье Черного моря. В 2008 году нами была открыта самая большая палеолитическая стоянка на Урале. Сейчас коллекция каменных орудий оттуда насчитывает уже более 6000 артефактов. В прошлом году нам повезло открыть самую богатую на Урале стоянку древнего человека мустьерского времени (около 2,6 млн лет назад).

— Наверняка вам приходится работать в опасных условиях: узких пещерах, в полной глуши, при слабом свете. Сталкивались ли вы с опасностями при раскопках? А с мистикой?

— В мистику никто не верит, пока не остается один на один с природными силами в экстремальных условиях. К счастью, мы практически не сталкивались с подобными обстоятельствами, все неудобства и чрезвычайные случаи на производстве (именно так мне больше нравится называть нашу работу) происходили и происходят по вине нас самих.

— Общаетесь ли вы со специалистами из других регионов страны?

— Конечно, мы работаем по всему Уралу, в Казахстане, Поволжье, Западной Сибири и в Приморье. Тесно общаемся со специалистами из других регионов, как из провинциальных организаций, так и из центральных научных учреждений.

139efa8a899353dc4a3d75088d08f8bb

— Стали ли больше заниматься исследованиями в нашей стране?

— Мне сложно судить. Хочется сказать лишь то, что после 90-х годов можно наблюдать и ощущать существенную поддержку государства, которая выражается в многочисленных возможностях получить денежные средства под свой проект или исследование, особенно для молодых ученых.

— Сегодня много говорят об уничтожении культурных объектов. На местах раскопок во многих городах возводят многоэтажки, в музеях становятся меньше посетителей и т.д. Как вы смотрите на сложившуюся ситуацию?

— Практически безразлично, т.к. не вижу смысла тратить энергию на то, что для меня в данный момент труднодоступно. Другими словами, если меня позовут решать конкретную проблему, то я, конечно, встану на сторону защиты и сохранения памятников культурного наследия и постараюсь принести пользу в решении этой проблемы.

— Достаточно ли выделяется денег из бюджета на исследования?

— Мне сложно судить о том, как расходуются бюджетные деньги и сколько их выделяется. Скажу только, что претензий к нашему институту у меня нет, у его руководства стоит группа слаженно работающих профессионалов и проблем с финансированием никогда не возникает.

— Занимаетесь ли вы какими-то альтернативными раскопками? Вне работы Института?

— Нет, и другим не советую, т.к. прежде чем, что-то разрушить (а раскопки любого объекта это его разрушение). Нужно иметь достаточно высокий профессиональный уровень, чтобы суметь спасти информацию, которую вы извлечете при разрушении памятника археологии или палеонтологического объекта. Обычно одному человеку это не под силу и в раскопках участвует коллектив специалистов. А в свободное время я играю в баскетбол и другим советую заниматься спортом.

 

По материалам: Интернет-сайта «Все новости Башкортостана»