«Крестьянская война» на территории Челябинской области

il6-285-

У нашей беседы с известным челябинским спелеологом, краеведом, фотографом и экскурсоводом Леонидом Волковым была не совсем обычная тема — его теоретические, почти архивные исследования по истории Южного Урала, и в частности — истории Крестьянской войны под предводительством Емельяна Пугачева.

— Я составил таблицу перемещения по территории современной Челябинской области повстанческих отрядов Емельяна Пугачева и Салавата Юлаева, а также правительственного корпуса подполковника Михельсона, который гонял Пугачева по Южному Уралу и впоследствии нанес ему смертельные удары под Казанью и Царицыном, — рассказывает Леонид. — Кто, где, когда и какое время находился в конце мая – начале июня 1774 года, во время прохождения главных повстанческих сил по территории горнозаводской части нашей области, когда практически полностью были уничтожены только что начавший строиться Миасский, а также Златоустовский и Саткинский заводы. Все расписано буквально по дням. На помощь мне пришли дневники Михельсона, показания пугачевцев, данные на допросах, и ряд других документов, а также логика и здравый смысл. Был ли Пугачев в Сатке? Конечно, был! Пожалуй, нигде на Южном Урале так обильно не встречаются топонимические названия, связанные с событиями и именами участников Крестьянской войны, как в окрестностях этого небольшого города. Это и Пугачевские валы, и Пугачевская плотина, и Пугачевская копань, и Пугачевский родник, и Пьяная гора…

==================

74-1

Леонид Дмитриевич ВОЛКОВ

Родился в Челябинске 26 декабря 1967 года.

В 1990 году окончил Челябинский вечерний механический техникум  по специальности «Обработка металлов давлением», в 2011 году — Российскую международную академию туризма (Магнитогорский филиал, заочная форма) по специальности «Менеджмент организации».

Автор нескольких десятков статей в энциклопедию «Челябинская область» и энциклопедию Саткинского района (как географических, так и исторических и биографических).

Спелеолог, краевед. КМС по спортивному ориентированию, чемпион города Челябинска. Действительный член Русского географического общества. Координатор комиссии по искусственным подземным полостям в Ассоциации спелеологов Урала.

==================

— А можно поподробнее об этих объектах?..

19377

— В восьми километрах от Сатки, на развилке дорог в Златоуст и Бердяуш, имеются остатки Пугачевского вала. Сохранилось около 50 метров этого сооружения. В начале июня 1774 года его длина достигала 500 метров. Высота была метра полтора, ширина в основании до четырех метров. Вал наглухо перегораживал долину, по которой проходила дорога из Златоуста. По ней подошел отряд Михельсона. Чтобы сбить пугачевцев с этих позиций, ему пришлось выдержать ожесточенный бой… Еще более значительные оборонительные сооружения повстанцы соорудили в урочище Мысовая гряда, у развилки дорог на Сатку и Монастырку. Вал здесь был сложен из камня и щебня в километре от основной линии обороны. Тянется он почти на два километра и хорошо просматривается до сих пор. Кроме того, в окрестностях города с пугачевскими событиями связаны две горы. На Краснокаловке саткинцы встречали мужицкого царя хлебом-солью. На Пьяной горе встретились Емельян Пугачев и Салават Юлаев. А потом был пир горой, оттого-то и прозвали гору Пьяной. Около Пугачевского родника он сидел, обуянный думой о тяжкой судьбе трудового народа, а Пугачевская плотина на реке Иструть была взорвана повстанцами для того, чтобы поднявшаяся вода затруднила переправу правительственных войск через реку Ай…

Можно я не буду комментировать эти местные легенды? Просто скажу, что в Саткинском районе нет ни одного объекта, реально связанного с деятельностью Пугачева. А по данному поводу процитирую К.Н. Теплоухова, который, отдыхая всей семьей в окрестностях Миасса, еще в 1907 году написал в своем дневнике: «15 июля ходили на Пугачев ключ, верст 6. Если верить названиям, нет на Урале квадратной версты, где бы он не побывал. Ключ самый заурядный…»

— Леонид, с чего началась ваша работа по изучению этого вопроса?

— В 1994 году в Саткинском краеведческом музее я увидел карту, сделанную под старинную, с маршрутом войска Пугачева. Кто, спрашиваю, рисовал пути движения? У вас тут неправильно, в книгах по-другому написано! А Нина Ивановна Копотилова говорит: «Я не знаю, что там где написано, я просто проштудировала все источники, которые мне доступны, и получила вот такую картину, которую и отразила на этом стенде». Эта встреча сыграла большую роль в становлении меня как краеведа — человека, который желает разобраться, как и что происходило когда-то, научила критически относиться к тому, что написано в книгах. Их ведь тоже, оказывается, люди пишут! Не всегда, кстати, достаточно компетентные.

i

Работал тогда на заводе, в выходные частенько выбирался в леса и горы, узнавая и осваивая территорию, а вот времени на аналитические исследования не было совершенно. В 1996 году с завода уволился, время свободное появилось. В некоторые темы стал углубляться, ведя целенаправленный поиск в Челябинской публичной библиотеке и архиве, начал создавать собственную базу данных по некоторым интересующим меня темам. Встречался с краеведами, в частности написавшими те самые книги, которые я изучал, еще будучи школьником. Основная мысль, которую я вынес из этих встреч, — надо работать с первоисточниками. Нет гарантии, что они абсолютно правы, но последующие переписки и ссылки будут не правы еще больше. Если в тексте есть ссылки на источники — не цитируй текст, а ищи эти источники, не ленись. И чем глубже, тем лучше. Даже самый добросовестный пересказ так или иначе может внести искажение.

— Какие документы при изучении Пугачевского восстания оказались особенно ценными?
— Наверное, правильнее сказать не «документы», а «источники». Причем это в основном книги. В первую очередь «Крестьянская война 1773 — 1775 гг. на территории Башкирии (Сборник документов)», изданная в Уфе в 1975 году. Она есть у нас в публичной библиотеке. Здесь в хронологическом порядке, но без строгой систематизации собраны доклады начальников отрядов командованию своему, есть обобщающие сводки для Екатерины, составленные главно-командующим на основе этих докладов. Здесь же манифесты Пугачева, обращения Салавата Юлаева, протоколы допросов пугачевцев. Имеются четкие ссылки на конкретные источники: архив (причем архивы разные), фонд, документ, лист… Это и есть те самые первоисточники, которым можно доверять и на основе которых можно строить более-менее обоснованные предложения и гипотезы. Вообще, в Башкирии за последние 15 лет вышло много исторически достоверной литературы, основанной на реальных документах. Я, например, скрупулезно сравнивал несколько фрагментов «Топографии Оренбургской губернии» П.И. Рычкова, изданной впервые в 1756 году, с переизданием 1997 года. Орфографию исправили — убрали несколько букв, в том числе ять, которые были отменены в нашем алфавите в 1918 году, — и все. Остальное — просто один в один.

1

Настоящим открытием для меня стала изданная в 2001 году монография А.Ф. Мукомолова «На южноуральских заводах» с богатейшим собранием архивных документов и старинных карт. Он, например, очень интересно рассуждает на тему, как Салават Юлаев, сын старейшины одного из крупнейших башкирских родов, очень богатый и в перспективе влиятельный человек, получивший хорошее образование, имеющий большую семью (три жены, пятеро детей), стал одним из активных предводителей восстания. Отец его Юлай неоднократно участвовал в подавлении подобных восстаний. Поляков резал (медаль получил за это дело, которую сыну на грудь повесил, отправляя его на сборный пункт к Стерлитамакской пристани во главе сотенного отряда), калмыков резал. Он прекрасно представлял военную силу Российской империи, знал, что делают с повстанцами, и сына своего, надо думать, воспитал в том же духе… Но это тема немножко другая.

— То есть путаницы с пугачевским походом на Сатку много?

33435_900
— Да нет, на самом деле никакой путаницы! Так же, впрочем, как и достоверных сведений. Есть множество местных легенд и преданий, которые не выдерживают никакой критики при малейшем критическом рассмотрении. По одной из них, например, Грязный мост через речку Татарку назван «…по имени И.М. Грязнова, сподвижника Пугачева, который распорядился о его постройке». Не верю! Куда он собирался по нему ездить, если туда дороги нет хорошей? Я был там. Место само по себе болотистое, грязное, отсюда, скорее всего, и название. Даже если Грязнов и бывал в Сатке, то дела, наверное, поважнее были, чем развивать местную дорожную сеть. А легенды? Они и есть легенды.
Дело в том, что специальным указом Екатерины официально было запрещено упоминать о восстании, и первым, кто написал об этом, с высочайшего монаршего дозволения, стал Александр Сергеевич Пушкин. После выхода его «Истории Пугачевского бунта», изданной в 1834 году (спустя 60 лет!), стали появляться многочисленные публикации, в основном на основе воспоминаний «очевидцев» и народного фольклора. А народ не знает и не помнит, что там когда-то творилось, идеализируя пострадавшего от властей человека. У того же Пушкина есть замечательное и очень характерное высказывание: «когда я упоминал о его скотской жестокости, старики оправдывали его, говоря: «не его воля была, наши пьяницы его мутили»» (это про своих-то отцов так!). А в туристском путеводителе по Уралу, изданном в 1904 году, Пугачевский вал уже указан как место сражения Пугачева с правительственными войсками.

— Но Пугачев все-таки был в Сатке? Как все происходило на самом деле?
— Безусловно, был. Только не несколько дней, как ему «отмеряют» в местных народных сказаниях, а максимум вечер и ночь. Михельсон, простояв на заводе четыре дня, утром 30 мая покинул его, 31-го на рассвете — бой с Салаватом Юлаевым на переправе через реку Ай, в 30 километрах от города. Ночевал на месте сражения. 1 июня вошел в Верхние Киги, утром 3 июня двинулся на запад, в сторону Сима. Навстречу вышел Салават с тысячей бойцов. Михельсон опрокинул его, погнал. В это время сзади Пугачев напал на обоз. Вот в ходе этого второго сражения и произошла встреча Пугачева со своим соратником. Не исключено, конечно, что как-то они могли между собой предварительно связываться. По Пугачеву достоверно известно, что он вошел в Златоуст вечером 31 мая. До Сатки 60 километров, это дневной переход. До Верхних Кигов — еще 70, это большой дневной переход, с учетом разрушенной башкирами переправы через реку Ай… Я, вообще, долго могу на эти темы рассуждать, но если кратко, то так: Михельсон 30 мая вышел из Сатки на север, Пугачев в это время подходил с востока к Златоусту, между ними было более 70 километров. Встретились они 3 июня около деревни Верхние Киги, в 70 километрах от города. Вывод: в районе Саткинского завода никаких сражений быть не могло, и провести на заводе шесть дней Пугачев не мог. А про так называемые Пугачевские валы мы услышим в ближайшее время, но совсем в другом контексте. Это совершенно другая история, будет сенсация мирового уровня.

— Вероятно, особый интерес вызывают не только события Крестьянской войны под предводительством Пугачева… Какие еще темы вы бы выделили для дальнейших исследований?
— Я очень давно интересуюсь маршрутами академических экспедиций XVIII века, прежде всего Ивана Лепехина и Петра-Симона Палласа, которые путешествовали по территории Южного Урала в 1770 — 1774 годах, скрупулезно описывая все, что видят. Нитки их маршрутов можно достаточно точно проложить на современной местности и отчетливо увидеть изменения, которые произошли за эти 240 лет. Фрагментарно, по некоторым объектам, наблюдения есть, а в глобальном плане этим никто еще не занимался. Очень интересно было бы свести воедино информацию по истории изменения дорожной сети, особенно почтовых трактов. Это работа по анализу старинных карт, которых у меня имеется достаточно большая коллекция, причем знаю источники, в которых можно найти еще. Для того чтобы сделать первый серьезный шаг, надо собрать и систематизировать их. Я провел также довольно-таки большую работу над своей родословной, одна из ветвей которой даже в XVIII век углубилась. Соответственно — это история заселения Новолинейного района, занимающего почти треть современной Челябинской области, на территорию которого мои предки были переселены в 1842 году.

Есть неплохие наработки по системе каслинских и кыштымских озер, которые для обеспечения работы заводов соединялись между собой системой искусственных каналов. Очень интересна история «железных караванов», на которых по рекам Аю, Юрюзани и Уфе сплавлялась продукция южноуральских заводов. Есть у меня еще ряд тем, по которым имеются некоторые наработки. Лежат годами и даже, можно сказать, уже десятилетиями. Может быть, когда-нибудь руки дойдут, интерес возобновится, и если время будет, то займусь. Не исследовано еще очень и очень много. Работы, можно сказать, непочатый край.

Автор: ВЕРИГО Владислав