Кыштымский динамитный завод: история, легенды и мифы

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

В окрестностях небольшого города Кыштым, расположенного в сотне километров от Челябинска, до наших дней сохранились развалины старинного предприятия, построенного в начале ХХ века – кыштымского динамитного завода. Руины бывших производственных цехов интересны краеведам и историкам не только по причине  исторической ценности, но и как объект местного фольклора. До наших дней дошло множество легенд, связанных с динамитным заводом. Помимо неразберихи о причинах нескольких крупных взрывов на предприятии, ставших причиной его закрытия, особый интерес представляет легенда о спрятанном в окрестном лесу кладе из червонного царского золота. Наша группа отправилась к руинам завода с целью проверки некоторых из легенд, чтобы в процессе самостоятельного поиска изучить историю уникального предприятия.

История завода

ОТКРЫТИЕ ДИНАМИТНОГО ЗАВОДА
ОТКРЫТИЕ ДИНАМИТНОГО ЗАВОДА (архив Кыштымского краеведческого музея)

Завод в окрестностях Кыштыма был построен в 1916 году силами английских инженеров и строителей. Промышленный объект выпускал динамит, который использовался в военном деле и в горной промышленности. В частности, продукция завода активно пользовалась спросом на театре военных действий Первой мировой войны. Кыштымским динамитом оснащали морские мины, которые впоследствии доставлялись к портам и загружались на борта боевых кораблей, устанавливающих минные заграждения на пути немецкого флота к господству посреди морских простор. О том, сколько немецких кораблей было отправлено на дно благодаря продукции завода, спрятанного в лесной уральской глуши, остается только догадываться.

2574-612407

Специфика производства обязывала рабочих к соблюдению строгих требований техники безопасности: идеальная чистота в цехах и на месте хранения готовой продукции, хлопковые одежды, отсутствие металлических предметов в рабочих робах (даже пуговицы делали из дерева) и специальные тапочки на ногах – были гарантом безопасности на взрывоопасном производстве.  К сожалению, все эти меры не помогли предотвратить катастрофу. Ранним утром 1917 года сонный город сотряс мощный взрыв, донесшийся откуда-то из глубин «динамитного леса». Разумеется, что первая мысль у руководства завода и города – теракт, диверсия! В стране кипели нешуточные страсти, набирали обороты гражданские волнения, то и дело в городе происходили стачки рабочих. Мысль о теракте, казалось бы, имела право на существование, тем более что подобные инциденты то и дело происходили на других производственных площадках страны, охваченной лихой революционной романтикой. Так как КДЗ относился к сектору ВПК, то и расследование ЧП было взято под личный контроль Временного Правительства, принявшего власть над страной после отречения от престола Николая II. Именно из столицы пришел приказ о назначении главным экспертом в комиссию по расследованию причин взрыва известного на тот момент русско-американского химика В.Н. Ипатьева, брата того самого инженера в доме которого, спустя несколько месяцев, произойдет расстрел царской семьи. Из его воспоминаний становится понятно, что причиной взрыва на Кыштымском динамитном заводе стало нарушение правил техники безопасности при производстве динамита. В чанах, где готовили взрывчатку, остались промывные воды, в которых содержались следы нитроглицерина, что и повлекло взрыв. Банальная халатность и никакого злого умысла.

Впрочем, в качестве оправдания руководства нужно вспомнить суть одного из декретов советской власти, реализованном в Челябинской области: «Комитеты рабочего контроля избирались на собрание коллективов предприятий, работали под руководством Советов и были призваны вникать во все производственные вопросы, контролировать прием и увольнение работников, следить за деятельностью предпринимателей; решения органов рабочего контроля были обязательны для предпринимателей, без согласования с ними запрещались остановка производства и увольнение рабочих; иногда по их решению предприниматели устранялись от руководства предприятия. На Кыштымском динамитном заводе с введением рабочего контроля управляющий заводом Н. Фрейтаг был лишен права в нерабочее время посещать завод (в т. ч. цехи с круглосуточным циклом работы), в результате чего оказался не в состоянии контролировать качество продукции». Таким образом, можно предположить, что халатность рабочих стала следствием недальновидной политики новой политической элиты, ограничивших руководство в полномочиях по контролю качества продукции и исполнению технологических процессов. Казалось бы, после первого взрыва ситуация должна была стабилизироваться, контроль ужесточиться, а ЧП и вовсе сойти на нет… но нет и спустя пять лет, 29 мая 1922 года, на территории предприятия произошел пожар. Сгорела одна из мастерских. По счастливой случайности катастрофы удалось избежать. Еще один пожар случился в декабре 1922 года. Об этом пожаре сведений нет, но видимо все обошлось без серьезных потерь. Завод в штатном режиме проработал до начала 30-ых годов, когда ранним утром жители Кыштыма вновь услышали громовой раскат взрыва с территории неблагополучного предприятия. На тот момент завод уже относился к тресту «Уралхим», так что расследовать причину решили на месте и собственными силами. Изучив обстоятельства взрыва, инженеры пришли к выводу, что причиной аварии послужило изношенное оборудование в производственных цехах. Взрыв был столь мощным, что фактически уничтожил завод. При этом каким-то невероятным образом массовых жертв удалось избежать, погиб лишь сторож Илья Иванович Захаров, волей судьбы оказавшийся вблизи от эпицентра взрыва. В память о нем на одном из каменных отвалов, близ руин завода, был установлен металлический крест, который сохранился и по сей день. После случившегося ЧП, исходя из рациональных соображений о размерах предполагаемых инвестиций и трудозатрат, требуемых для восстановления завода, руководство треста решило закрыть производство и не восстанавливать столь взрывоопасное предприятие, которое ко всему прочему уже технологически отставало от новых стандартов к выпускаемой продукции и требовало обновление технологической базы.

Эпоха полупластичного динамита с высоким содержанием нитроэфиров относимых к маркам: 93%, 88%, 83%, которые выпускал завод, подходила к концу во всем мире, кстати, в том числе и  по причине их высокой степени опасности при производстве и обращению с готовой продукцией. На момент начала тридцатых годов химики уже наладили производство новой марки менее опасного динамита, но не менее эффективного — 62%, только вот новый продукт требовал иных технологических процедур в изготовлении, которые завод обеспечить не мог. Именно так закончил свою историю Кыштымский динамитный завод.

Тайна червонного золота

Согласно местной легенде в 1918 году недалеко от  КДЗ, у разъезда близ Голой сопки, случился ожесточенной бой между красными и белыми. Одни что-то яростно обороняли, а другие не менее остервенело пытались это «что-то» отбить. Сразу на мысль приходит главная ценность в окрестных лесах — динамитный завод и его перспективные в военном деле запасы, но как считают местные жители бои шли вовсе не за напичканный взрывчаткой завод и не за господствующую над окрестностями высоту – Голую сопку. Жаркий бой произошел из-за обоза, но не простого, а почти как в сказке – золотого. Точнее сказать, десяти конных подвод загруженных царским червонным золотом, следовавшим за ссыльной семьей Романовых.

10

Червонное золото – металл высокого качества, проба полученных таким образом украшений, как минимум соответствовала сегодняшней 900 пробе.

Якобы царская казна перевозилась вслед за царем, но в Екатеринбурге из-за революционных событий ценный груз доставить по маршруту следования императора не смогли, дорога на Тобольск оказалось перекрыта. Белые выгрузили царское добро на подводы и пешим маршрутом попытались перевести все в Челябинск, на тот момент город был полностью под  властью белочехов, откуда прямым поездом планировали доставить груз в Тобольск. В Кыштыме обоз натолкнулся на засаду красных…  Уже на следующий день после боя, к разъезду у Голой сопки, пришли местные жители обнаружившие убитых лошадей и пустые подводы. Так как никто из представителей противоборствующих сторон о находке не объявил, то на этой почве и появилась легенда, согласно которой ценный груз был спрятан где-то между КДЗ и Голой сопкой.  Благо подходящих мест для оборудования надежного тайника уральские горы и густая чащоба предоставляет в избытке, к тому же в окрестностях еще с Демидовских времен сохранилось множество выработанных штолен, где можно спрятать не только несколько подвод, но и хоть целый паровоз! В народе прочно укоренилась эта легенда и оттого почти сразу после завершения боевых действий на Урале страждущие стали рыскать по лесам с кирками и лопатами. Наиболее усердствовали динамитчики (сотрудники завода), благо предприятие располагалось непосредственно в зоне событий. Приходили пораньше на работы, использовали обеденный перерыв, а то и вовсе забывали свои обязанности, полностью переключившись на поиски клада. Согласно мнению некоторых краеведов поиски клада стали доставлять властям Кыштыма множество проблем и с целью закрыть данный вопрос раз и навсегда начальство решило не ограничить проход на территорию прилегающую к заводу, не обнести все колючкой и поставить часовых, а выбрало наиболее странное и не логичное решение – взорвать КДЗ. Непонятно каким образом взрыв предприятия должен был повлиять на кладоискателей, но как гласит «народная версия» после взрыва поиски сошли на нет.

Нам стало интересно проверить истинность данной легенды и дабы слепо не доверять народным сказаниям мы обратились к историческим источникам. И хотя сама по себе версия и без серьезных критических оценок не выдерживала никакой критики относительно достоверности описанных  событий, разработать ее все же стоило ведь, как известно, дыма без огня не бывает, а легенда о царском золоте до наших дней могла дойти уже в значительной степени измененной.

Итак, основная ошибка «народной легенды» заключается в том, что царская семья была отправлена в ссылку без подкрепления царской казной, все ценности Романовых были либо при себе, либо в небольшой ручной клади. Царь Николай II отрекся от престола в марте 1917 года. И в Тобольск он был отправлен Временным правительством именно в ссылку, а не на курорт. Ни о каких несметных богатствах речи идти не могло. Во-вторых, белые никак не могли перевозить конными подводами золото из Екатеринбурга в Челябинск по той лишь причине, что в момент, когда царь был доставлен в Екатеринбург город находился под властью красных и ни о каких транзитах столь ценных грузов речи быть не могло. В-третьих, развитие оперативной обстановки на театре военных действий близ Кыштыма проходило по другому сценарию, нежели описанного в событии.

БЕЛОЧЕХИ НА ГОЛОЙ СОПКЕ
БЕЛОЧЕХИ НА ГОЛОЙ СОПКЕ

Голая сопка – условные ворота Кыштыма, была захвачена отрядами белочехов почти без боя, там они окопались и устроили долговременную огневую позицию. Удалось отыскать редкий фотоснимок 1918 года на котором запечатлены воины чешских подразделений на боевом посту близ Кыштыма. Судя по тому, что экспозиция представляет нам бойцов расположившихся на некой высоте, можно сделать вывод, что на фотографии представлена та самая ключевая позиция на вершине Голой сопки.

Кыштым также был взят буквально за несколько дней. В конце мая в Кыштыме стало известно о выступлении белогвардейцев из Челябинска на Екатеринбург. Все понимали, что их путь пройдет по железной дороге через Кыштым. Большевики приняли меры к организации отпора. 1 июня произошла реорганизация Военно-революционного комитета Кыштымского завода и переход к нему всей полноты власти в районе военных действий. Были сформированы отряды Красной гвардии в Кыштыме, Карабаше и в селе Рождественском. К этому времени белочехи высадились в Аргаяше, собственно именно там и произошел первый бой кыштымских ополченцев, который, к слову сказать, закончился быстро и не в пользу красных боевых бригад. Белочехи были лучше организованы и вооружены, поэтому их наступлению красные ничего не смогли противопоставить. По всей линии обороны красных началось тотальное отступление. О том, что наступление было стремительным, сродни некому блицкригу, свидетельствует тот факт, что о грядущем бое в городских условиях всех горожан известили протяжные заводские гудки. Только вот представители коммунистической партии не собирались биться за каждый дом и улицу, а попросту решили оставить и город, и все заводы на откуп своим врага. Кыштым был взят белочехами. КДЗ также был захвачен о том, что стратегический завод был буквально отдан без боя и внешних повреждений подтверждает фотография тех лет из архива краеведческого музея в Кыштыме.

БЕЛОЧЕХИ НА ТЕРРИТОРИИ КДЗ (архив Кыштымского краеведческого музея)
БЕЛОЧЕХИ НА ТЕРРИТОРИИ КДЗ (архив Кыштымского краеведческого музея)

Убедившись в исторической неточности событий народной легенды, мы решили, что царское золото и вовсе было придумано «для красного словца».  Однако, совершенно случайно, нами был обнаружен уникальный исторический факт. Оказалось, что после расстрела царской семьи, одному из главных палачей – Якову Михайловичу Юровскому, занимавшим на тот момент должность комиссара юстиции Уральской области и являющийся председателем следственной комиссии Уральского областного ревтрибунала, было поручено задание особой важности. Суть секретной миссии Юровского заключалась в консолидации ценностей царской семьи (личных украшений и отдельных предметов из ручной клади), семейного архива царя, а также сбор с уральских банков золотого запаса и вывоза всего этого богатства в Москву. Красные опустошили казну Пермского, Екатеринбургского, Челябинского, а также многих других банков и в том числе КЫШТЫМСКОГО! Всего было собрано около 4  тысяч пудов золота, что в эквиваленте на килограммы составляет порядка 65,5 тонн. Не об обозе ли из кыштымского банка идет речь в легенде, видоизменившейся под влиянием времени на казну Романовых? Вполне возможно, что на момент, когда красные осознали угрозу потери Кыштыма, они приняли решение вывезти ценности в Москву, с целью пополнения революционной кассы. Возможно, что в процессе транспортировки отдельные отряды белых попытались перехватить ценный груз, тогда и случилось то самое локальное боестолкновение. Впрочем, судя по архивным документам, Юровский с заданием справился и доставил ценный груз специальным эшелоном в Москву, без упоминаний о потерях столь нужного золота. Таким образом, стало очевидным, что история о царском золоте была основана не на пустом месте и, как оказалось, имеет под собой вполне реальные основания. Только вот поиски золота в Кыштымских лесах тщетны, золото местных промышленников было освоено в Москве.

Экспедиция

Схема-план

Разуверившись в легенде о спрятанном золоте интерес к историческим руинам все же остался. И вот выбрав несколько дней выходных, наша группа выехала на место, где мы провели осмотр руин, их картирование, а также поиск всевозможных исторических артефактов.

ЧАСТЬ ЗАВОДСКОЙ СТЕНЫ
ЧАСТЬ ЗАВОДСКОЙ СТЕНЫ

Подъехать к руинам завода можно двумя путями: через поселок Канифольный (путь быстрый и доступный в большинстве своем даже для легковых автомобилей), либо начиная маршрут с автодороги Кыштым-Слюдорудник свернув в лес в противоположенную сторону от Голой сопки. Если первый путь достаточно короткий и быстрый, то второй путь длиннее, но интересней и живописней, только вот подходит исключительно для владельцев полноприводных автомобилей (ехать предстоит по насыпи узкоколейной железной дороги). В любом случае для успешного поиска в обоих случаях лучше заранее запастить навигатором (благо есть в любом смартфоне) и GPS-координатами. Лес изобилует наличием дорог, поэтому уехать куда-нибудь в чащобу и сбиться с маршрута более чем реально.

ПУТЬ ПО СТАРОЙ ВЕТКЕ ЖД
ПУТЬ ПО СТАРОЙ ВЕТКЕ ЖД

Добравшись до искомого места, буквально посреди леса мы увидели одиноко стоящую кирпичную стену. Подъехав чуть ближе, нашему взору стали доступны другие элементы некогда существовавшего здесь завода. К сожалению, до наших дней сохранилась лишь малая часть от целого комплекса зданий. Часть была уничтожена взрывом в тридцатые, остальное растащили кыштымские жители. По сути, сейчас сохранилось лишь то, что не смогли раскурочить на кирпичи либо сдать в пункты приема металлолома. К слову сказать, строили англичане на совесть, особенно можно отметить раствор в кирпичной кладке, можно обнаружить места, где кирпичи от времени уже превратились в пыль, а раствор остался нетронутым и теперь былая кладка более походит на некие гигантские соты, на подобие тех, что производят пчелы внутри своих ульев.

ТОЛЩИНА КИРПИЧНОЙ КЛАДКИ
ТОЛЩИНА КИРПИЧНОЙ КЛАДКИ

В нескольких десятках метров от основного корпуса завода можно обнаружить старые гидротехнические сооружения, здесь расположен весьма полноводный родник и достаточно большой искусственный пруд.

ЗАВОДСКОЙ ПРУД
ЗАВОДСКОЙ ПРУД

Видимо, когда-то отсюда брали воду для производственных нужд предприятия. С западной стороны, начинающейся от родника, завод окружают внушительных размеров холмы. Поднявшись на один из таких холмов, мы обнаружили металлический крест, установленный в память о погибшем при взрыве стороже. Нужно отметить, что крест не производит впечатления надгробного и, скорее всего, является памятником, установленным значительно позже трагических событий.

МОГИЛЬНЫЙ КРЕСТ
МОГИЛЬНЫЙ КРЕСТ

Следуя дальше на запад, мы обнаружили технологические канавы искусственного происхождения. Вырытые в очередном холме они явно служили транспортерной лентой, на самой вершине холма, куда был обозначен подъем, расположилась усиленная платформа, обнесенная бетоном, которая некогда была местом установки тягового механизма.

ПЛАТФОРМА ПОД ПОДЪЕМНЫЙ МЕХАНИЗМ
ПЛАТФОРМА ПОД ПОДЪЕМНЫЙ МЕХАНИЗМ

Спустившись в ложбину между холмами, укрывающие естественным барьером территорию от расположенного за ними завода, мы обнаружили хорошо укрепленные подземные склады, которые ныне оказались полностью разрушены.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Видимо, когда-то здесь хранилась готовая продукция завода или дожидалась своей отправки получателю, либо размещались ингредиенты для изготовления динамита. Двое из наших корреспондентов (Стасюк Андрей и Шибанов Сергей) предприняли попытку проникнуть внутрь заваленного помещения. Однако далеко пройти не удалось, буквально через несколько метров они уткнулись в обрушенную стену – помещение оказалось полностью обрушенным.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Поодаль от обрушенного склада, можно обнаружить еще несколько подземных помещений, которые также были скрыты последствием обрушения стен. До сих пор в некоторых участках местности, сквозь почву отвесных холмов, можно разглядеть следы укрепления путем установки каменной кладки, видимо, когда-то эта часть стены представляла собой некий элемент помещения, о назначении которого мы можем только догадываться.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
ОСМОТР КАМЕННОЙ СТЕНЫ

Сквозь лес едва угадываются некогда хорошо прокатанные дороги. На этом следы некогда кипевшей здесь бурной деятельности заканчиваются.

КАМЕННАЯ СТЕНА
КАМЕННАЯ НАСЫПЬ

Спустя век природа почти отвоевала пространство промышленного предприятия, ежегодно поглощая следы антропогенного воздействия на окружающую среду.

насыпьсравнение

Осмотрев территорию предприятия, нами были обнаружены лишь несколько кованых гвоздей, явно указывающих на почтенный возраст построек, и великое множество всевозможного металлического мусора. Никаких исторических артефактов, достойных внимания, на территории промышленного объекта найдено не было. На следующий день один из участников поисковой группы, корреспондент Ильс Ахметов, отправился на осмотр «дальних рубежей» прилегающих к заводу с противоположенной стороны, со стороны города Кыштым.

КДЗ1

Близ небольшого озера, мимо которого, к слову сказать, проезжают автомобили на пути к руинам, он обнаружил несколько глубоких ям. Опытный глаз исследователя сразу же отметил здесь признаки некогда существовавшей постройки. Ильяс не ошибся, помимо различного металлического мусора им были обнаружены пласты свинца, которые не походили на составную часть аккумуляторной батареи современного автомобиля, а имели совершенно другое предназначение. В одной из таких ям был обнаружен своеобразный исторический клад: 15 свинцовых пломб с клеймом Кыштымского Городского Округа, которыми когда-то пломбировали ящики с динамитом. На пломбе с одной стороны отпечатана эмблема Горнорудного ведомства — два скрещённых молотка и рыба, смотрящая головой на восток (рыба была эмблемой всех заводов Кыштыма), а с другой стороны аббревиатура КДЗ. По всей видимости, участнику нашей экспедиции посчастливилось обнаружить одно из помещений, где когда-то был цех по изготовлению свинцовых бляшек под пломбы.

5V8xPCiVfkc

На этом мы завершили осмотр руин КДЗ и отправились в обратный путь. Прожив несколько дней у стен некогда мощного предприятия, выпускавшего столь специфическую продукцию, среди сосен, величественных холмов, близ чистейшего родника и живописного пруда  можно смело констатировать факт, что хоть в этих местах и нет спрятанного червонного золота, все равно здесь прекрасно можно провести время. Данный объект можно смело отнести к одному из исторических памятников индустриального Южного Урала, который станет любопытен и интересен не только любителям истории, но простым туристам, ищущим живописное место для отдыха в походе выходного дня.

Справка о проведенной экспедиции:

В поисковой вылазке принимали участие:

Любушкин Андрей (руководитель группы «Таинственный Урал»),

Карагодин Денис (зам.руководителя группы «Таинственный Урал»),

Стасюк Андрей (корреспондент «Таинственный Урал»),

Шибанов Сергей (корреспондент «Таинственный Урал»),

Ильяс Ахметов (корреспондент «Таинственный Урал»),

Лопатина Ангелина,

Стасюк Анастасия,

Поисковое оборудование:

Металлодетекторы фирм Garret, Fisher, АКА Сигнум, Bosh

Задействованы два автомобиля:

Hyundai sonata, Mitsubishi Outlander

В процессе подготовке к экспедиции были проведены консультации с сотрудниками краеведческого музея (предоставившие фотоматериалы), а также с группой туристов и краеведов.

Общая протяженность маршрута составила около 250 км. В процессе проведения вылазки ЧП зафиксировано не было.

Цели поставленные перед участниками экспедиции были выполнены в полном объеме.

Автор:

ЛЮБУШКИН Андрей («Таинственный Урал»)