Проклятие Уральских изумрудов

1_Emeld

У одного из известных американских авторов криминального жанра — Дональда Уэстлейка, есть замечательный роман «Проклятый изумруд». В основе сюжета этой криминально-приключенческой саги лежит история о том, как несколько аферистов пыталась похитить редкий изумруд, святыню одного африканского народа, но каждая их попытка заканчивалась неудачей из-за проклятья, якобы лежащего на этом камне. Наблюдая за ситуацией, складывающейся вокруг Малышевского изумрудного месторождения, невольно возникает ощущение, что у нас в России проклятым оказался не отдельный камень, а вся изумрудная отрасль в целом.

Древние называли изумруд камнем «таинственной Изиды», считали, что он способен защитить человека, который его носит, от тоски и ипохондрии, отвращает от измен, а еще отгоняет дурные сны и открывает тайны грядущего. Среди многообразия драгоценных камней изумруды занимают почетное второе место, уступая только рубинам, но превосходя алмазы. Не зря этот камень так любили властители. У европейских и азиатских монархов трудно найти корону, в которой не отсвечивал бы зеленью майской травы изумруд. Поэтому он давно является олицетворением власти и богатства.

7488d1cf

И все же не отпускает ощущение, что изумруды наделены способностью жестоко мстить людям, посмевшим потревожить их вечный покой. Многое, связанное с этими драгоценными камнями, пронизано цепью несчастий и преступлений, а порой окутано туманом зловещей мистики. Может быть, это происходит от того, что завораживающая красота изумрудов неразрывно связана с человеческими страданиями и страстями. Красивейшие камни планеты добываются, кажется, в самых проклятых местах грешной земли. Роскошные зеленые кристаллы, украшающие наиболее богатых женщин мира, извлекаются несчастными и отчаявшимися трудягами, ползающими в полутьме шахт. И тем, кому в грязи и холоде удается выкопать большой изумруд, заведомо ясно, что им никогда не скопить денег, чтобы украсить себя этим камнем.

В мире имеется три наиболее значительных месторождения изумрудов. Это Африканский изумрудный пояс, залежи драгоценных камней в Южной Америке на территории Колумбии и Бразилии, а также поселок Малышева в Свердловской области. Самое известное из древних месторождений — копи царицы Клеопатры, которые находятся в Египте неподалеку от Красного моря. А самое криминальное — копи Мусо в Колумбии. Они были изрядно обагрены кровью, когда их захватили испанские конкистадоры в 1558 году. С тех пор все, что касается добычи изумрудов в Колумбии, идет рука об руку со смертью. Там до настоящего времени у каждого работяги и владельца шахты имеется пистолет. Колумбийцы считают, что изумруды принадлежат тем, кто их добывает. Поэтому наряду с крупными компаниями, арендующими месторождения, добычей камней занимаются тысячи бедных вооруженных гуакерос (искателей сокровищ). А сотни бандитов рыскают неподалеку, чтобы ограбить тех и других.

На этом фоне уральский поселок Малышева выглядит мирным и спокойным, но и здесь кипят потаенные страсти. И все из-за изумрудов, на добытчиков которых словно бы наложила проклятье Хозяйка Медной горы. Чего стоит хотя бы история открытия месторождения этих драгоценных камней, которая интересно описывается в книге В. Семенова и И. Шакино «Уральские самоцветы». Вкратце она такова.
Первооткрывателем уральских изумрудов считается смолокур Кожевников, который как-то обнаружил в корнях вывороченного дерева несколько зеленых камушков, которые принял на аквамарины. Через некоторое время эти камни попали в руки исполняющего обязанности командира Екатеринбургской гранильной фабрики мастера Якова Коковина. И тот определил, что это изумруды.
Основываясь на рассказах смолокура, Коковину в январе 1831 года удалось открыть богатейшую изумрудную жилу. Донесение екатеринбургского мастера об обнаружении на Урале месторождения драгоценных камней произвело настоящую сенсацию в Петербурге. Об этом было немедленно доложено царю Николаю I. С тех пор лучшие изумруды после обработки немедленно отправлялись непосредственно в Кабинет Его Императорского Величества. «Уральские изумрудные копи оказались сказочно щедрыми. Только Петергофская фабрика за первые десять лет существования копей огранила уральских изумрудов на 5 тысяч каратов. Всего же к 1862 году на копях добыли 142 пуда изумрудов».

3471

Однако богатство уральской земли не принесло счастья первооткрывателю изумрудного месторождения. «…В начале июня 1835 года в Екатеринбург для ревизии фабрики приехал член Департамента уделов статский советник Ярошевицкий. … Ярошевицкий производит обыск в кабинете Коковина и «находит» огромное количество камней: «… 515 граненых аметистов… 1103 искр… 661 граненый изумруд разной величины… 115 шурфов изумрудных…» и т. д. Среди изумрудов был один кристалл, о котором Ярошевицкий в своем отчете написал так: «…  в том числе один самого лучшего достоинства, весьма травянистого цвета, весом в фунт… самый драгоценный и едва ли не превосходящий достоинством изумруд, бывший в короне Юлия Цезаря…». Впрочем, особого криминала в этом не было. Кабинет Коковина «по совместительству» служил и кладовой, где хранились драгоценные камни до отправки в Петербург. Правда, имелось одно нехорошее обстоятельство. Коковин утаил от высокого столичного начальства факт обнаружения уникального изумруда и не отправил его. Приворожил мастера изумительной красоты камень, никак он не мог налюбоваться на него. Однако не было и доказательств тому, что Коковин намеревался его похитить.

izum3

Камни упаковали, опечатали и отправили в Петербург, где они были доставлены в кабинет вице-президента Департамента уделов
Л.А. Перовского. А когда через некоторое время ящики с камнями вскрыли, то в них не оказалось упомянутого выше самого большого изумруда. Историки сходятся во мнении, что этот уникальный изумруд был похищен ни кем иным, как Львом Перовским. Тот был страстным коллекционером и не смог устоять перед завораживающей красотой драгоценного камня. Но по иронии судьбы, царь Николай I личным предписанием поручил расследование пропажи фунтового изумруда именно Перовскому.

«…5 декабря Перовский был уже в Екатеринбурге. В этот же день Перовский известил главного горного начальника уральских заводов о том, что он отстранил Коковина от занимаемой должности и потребовал от горного начальника «посадить (Коковина) в тюремный замок, с тем чтобы он содержался там в отделении для секретных арестантов и ни под каким предлогом не имел ни с кем из посторонних сообщения без моего дозволения…». «Перовский добился, чтобы Коковина судил не екатеринбургский суд, а судная комиссия, которая подчинялась оренбургскому генерал-губернатору В. А. Перовскому — родному брату Льва Алексеевича».

«Около трех лет провел Я.В. Коковин в одиночной камере Екатеринбургского тюремного замка, полностью изолированный от внешнего мира». Доказательств вины уральского мастера в хищении изумруда суд не нашел, но оправдать его не посмел. За упущения в работе Коковина лишили «чинов, орденов, дворянского достоинства и знака отличия беспорочной службы».

Изумрудное проклятье проявило себя очень быстро. Тюремное заключение и неправедный суд подкосили здоровье Якова Коковина, вскоре после освобождения он скончался. Косвенно проклятье задело даже его товарища, знаменитого екатеринбургского архитектора Михаила Малахова, с которым они вместе учились в Петербурге в Художественной академии. По указанию Льва Перовского в предновогоднюю ночь 1835 года в доме главного архитектора горного округа Малахова был учинен обыск. И хотя при осмотре дома архитектора ничего, что смогло бы бросить тень на его доброе имя, найдено не было, тем не менее звезда Михаила Малахова на екатеринбургском небосклоне с этого момента начала свое падение. Вскоре он оставил свой высокий пост, а потом и вовсе скончался.
Смолокур Максим Кожевников пережил Коковина, но умер в 1965 году от туберкулеза, нажитого в изумрудных копях.

Льва Перовского изумрудное проклятье настигло еще позже. При жизни он сделал для камнерезного искусства и науки о минералах очень многое. Именно Перовский реанимировал близкую к кончине Петергофскую гранильную фабрику и превратил ее в одно из процветающих предприятий, сырье для которого завозилось со всех концов света. По его инициативе началась разработка новых месторождений камня на Волыни, Урале, в Сибири. Но в памяти потомков Лев Перовский остался бессовестным корыстолюбцем, сгубившим мастера Коковина.

То ли Хозяйка Медной горы начала мстить людям, посмевшим вторгнуться в ее кладовые, то ли что-то колдовское заключено в самих драгоценных камнях, только трудности сопутствовали всем без исключения, кто брался за разработку малышевских минералов. Это явственно ощутили последователи Якова Коковина. Уже в 1852 году добычу изумрудов пришлось прекратить вследствие сильного притока воды в выработки и из-за капризного распределения драгоценных камней в рудных зонах. Потом работы возобновили, но изумруды отдавались в руки старателям с большим трудом. Копи меняли хозяев как перчатки, а отвалы вообще отдали местным крестьянам, что, конечно, не способствовало развитию промышленной добычи изумрудов.

В конце концов, решили уступить беспокойное хозяйство иноземцам. В 1899 году копи передали в концессию англо-французской компании за 10 тысяч целковых в год. Иностранцы знали изумрудный бизнес не понаслышке, они владели копями в Колумбии и успешно их разрабатывали. Однако превратить поселок Малышева во второй Клондайк им не удалось. Их бизнесу в России помешала сначала начавшаяся Первая мировая война, а окончательно поставила на нем крест февральская революция. Англо-французская компания официально отказалась от дальнейшей концессии, и изумрудные прииски в 1917 году поделили между собой три российских предпринимателя: камнерез Денисов-Уральский, генерал Шенк и ювелир Липин. Они взяли их в аренду на 40 лет. Но не тут-то было, все их карты спутала Октябрьская революция.

В 1919 году Малышевский рудник национализировали. Но у государства на его развитие не хватало ни сил, ни средств, а потому разведанные месторождения разбили на участки и передали старателям.
В 30-х годах в поселке Малышева случилась настоящая революция. Вдруг выяснилось, что главной его ценностью являются залежи не изумрудов, а бериллиевых руд, которые оказались стратегически куда более важным материалом.

Постепенно поселок стал объектом особой важности, куда можно было проехать только по спецпропускам. Его территория превратилась в отдельно взятую зону ускоренного построения коммунизма, где снабжение дефицитными продуктами и «шмотками» было поставлено на куда более высокий уровень, нежели в столице Среднего Урала Свердловске. Причина привилегированного положения была окутана завесой тайны, и только самые посвященные знали, что в шахтах возле поселка Малышева добывали крайне необходимые для оборонной промышленности нашей страны редкоземы: бериллий и тантал. Оказавшись в тени стратегической задачи, добыча изумрудов отошла на второй план. Драгоценные камни превратились в отходы, попутный продукт. Породу безжалостно рвали динамитом, отчего дорогущие зеленые минералы трескались и разлетались на части.
Но ничто не вечно под луной. Страна взяла курс на разоружение. Программы по развитию атомных боеголовок сворачивались, зато начал развиваться рынок обычных нестратегических товаров. И тут оказалось, что на уральские изумруды имеется спрос во всем мире, и немалый.

2dff5e169cddf580bfeda9aa5185488a

Еще недавно, пока наше государство именовалось Союзом, на долю СССР приходилось 10 % объемов мировой добычи изумрудов, но за счет качества камней достигался наиболее высокий объем продаж — 300—400 млн. долларов, или 80% от мирового объема продаж сырых изумрудов. Некоторые уральские камни имеют специфический желтоватый оттенок, что не свойственно этому минералу. По мнению многих ювелиров и ценителей, это придает им дополнительную ценность. А еще в поселке Малышева попадаются просто фантастические экземпляры, способные украсить любой минералогический музей мира. Каждый такой камень получает персональное имя: «Шахтерская слава», «Новогодний», «Звездарь», «Президент» и стоит бешеных денег.

На фоне громкой славы уральских камней то, что происходит в последние годы на Малышевском руднике, выглядит просто национальной трагедией. Причин много: развал постсоветской экономики, головотяпство, рвачество и криминал.

928b79f22b7febafd494d42436b5adef

В 1993 году после приватизации на базе Малышевского рудника возникли две самостоятельные компании: АООТ «Изумрудные копи Урала» и АО «Малышевское рудоуправление». Разгосударствление экономики поначалу сопровождалось радужными перспективами. Отчеты «Изумрудных копей» радовали достигнутыми показателями: среднегодовой объем добытых самоцветов — около двух тонн чистого сырья, изумрудоперерабатывающая фабрика выпускала около тонны кристаллосырья и 20—30 тысяч карат ограненных изумрудов. А впереди маячило еще более светлое будущее.

Правда, за кадром оставалась широкомасштабная экспансия организованных преступных группировок в сферу добычи драгоценных камней. Оборот изумрудного сырья попытались поставить под свой контроль наиболее мощные преступные группировки Екатеринбурга. А на стадии реализации уральских камней местные «братки» активно налаживали связи с коллегами из столицы и других регионов России. В результате круг преступников, желающих погреть руки на изумрудах, все возрастал. Так, на выезде из поселка Малышева были задержаны 3 человека из смоленской бандитской группировки, пытавшиеся вывезти отборные камни на сумму в несколько сот тысяч долларов. Активно подключились к нелегальной продаже малышевских изумрудов ближнее и дальнее зарубежье и представители столичной армянской диаспоры.

izum5
К сожалению, в криминальном бизнесе с драгоценными камнями все чаще стали фигурировать сотрудники и руководители малышевских предприятий. Так, в августе 1995 года был задержан генеральный директор АО «Изумрудные копи Урала» Михаил Цыкалов по обвинению в незаконных операциях с валютными ценностями, которые выразились в том, что он незаконно попытался, используя договор залога, реализовать 117 кг камней через банк «Лефортовский» эстонско-германской фирме В&Е. Суд признал Цыкалова виновным и назначил ему наказание — три года лишения свободы условно, с отсрочкой приговора на два года. А в 1998 году в аэропорту «Шереметьево» был задержан гражданин Греции Кардашидис (бывший россиянин Павел Кардашов) при попытке вывезти контрабандой ограненные уральские изумруды на сумму 647 тысяч долларов. В ходе следствия выяснилось, что «новый грек» имел генеральную доверенность на заключение контрактов за рубежом от «Изумрудных копей Урала», право распоряжаться продукцией данного акционерного общества, только вот правами на нелегальный вывоз драгоценных камней из России его никто не наделял.

Когда предприятию приходится работать на два рынка, легальный и теневой, его судьбу легко предсказать. Минуло всего три года с февраля 1993 года — момента регистрации АО «Изумрудные копи Урала», а оно уже превратилось в банкрота. Еще один привычный парадокс российской экономики — богатейшие предприятия сплошь и рядом влачат жалкое существование. В данном случае уместно вспомнить об ироничном отношении Хозяйки Медной горы к старателям, покусившимся на ее сокровища. Извлекая из недр земли камни огромной ценности, они только беднеют. Суды завалены исками малышевских работяг о невыплате зарплаты. И на скорое удовлетворение их требований надежды мало. С 1996 года производство стоит и большая часть персонала находится в вынужденном отпуске. С каждым годом долги предприятия кредиторам растут, а надежды, что горные выработки вновь оживут, тают. В настоящее время в поселке и на руднике сложилась просто критическая ситуация из-за долгов энергетикам. Дамокловым мечом висит угроза отключения электричества, что приведет к неизбежному затоплению и последующему разрушению шахты.

img-20150413175745-605

Руководство АО «Изумрудные копи Урала» надеялось несколько поправить финансовое положение своего предприятия за счет продажи уникального изумруда, получившего название «Президент» в честь земляка Бориса Ельцина. Драгоценный камень был найден на Малышевском месторождении в 1993 году, но в последующем арестован за долги по зарплате шахтерам. Гохран приобрел «Президента» за 150 тысяч долларов, но этих денег не хватило даже с шахтерами рассчитаться. Увы, свободное плавание по волнам рыночной экономики для «Изумрудных копей Урала» закончилось плачевно. Большинство самостоятельных попыток предприятия найти инвесторов оборачивались для него только новыми долгами. Так получилось с кредитованием Асбесткомбанка и банка «Лефортовский». Неудачно закончилось и финансовое сотрудничество с компанией «Новая гильдия». Последние годы сотрудникам «Гильдии» не до изумрудов. Руководитель компании Андрей Бубенщиков, находящийся в федеральном розыске, бегает от органов, а его замы уже получили солидные сроки лишения свободы по обвинению в уголовных преступлениях.

Говорят, что история развивается по спирали. В начале ХХ века Малышевское месторождение разрабатывалось англо-французскими компаниями. В конце этого столетия вновь решили обратиться к помощи иностранных капиталистов и специалистов. 20.05.99 г. АО «Изумрудные копи Урала» и ирландской фирмой «Кабал Девелопмент Лимитед» на равнодолевых условиях создано ЗАО «Зелен камень» для добычи, обработки, огранки и реализации Малышевского изумрудно-бериллиевого месторождения. Но и у иностранцев ничего не вышло.
Недавно собственник опять сменился. Им стало московское ООО «Норфин», купившее имущество обанкротившегося ОАО «Зелен камень». Вроде бы новые хозяева обещают начать промышленную добычу драгоценных камней в декабре 2005 года.

30-13-1b

Пока судьба Малышевского рудника решается в высоких кабинетах, изумрудная отрасль России медленно, но верно умирает. Грустно смотреть на Малышевский рудник в его теперешнем виде. Еще на подъезде к поселку сразу бросаются в глаза внушительные холмы. Это многолетие отвалы и основное место работы «хитников» — вольных старателей, подпитывающих своей добычей черный рынок драгоценных камней. При ближайшем рассмотрении видно, что каменные терриконы усеяны небольшими углублениями, словно изъедены оспой. Нетрудно обнаружить и другие следы деятельности «хитников» — панцирные кроватные сетки для просеивания породы и ржавые емкости для ее промыва. Активно разрабатывается вольными старателями и железнодорожная насыпь, оставшаяся как память о недостроенной железнодорожной ветке между поселком Малышева и Асбестом. Рельсов на ней давно нет, но драгоценные камни попадаются. Равно как время от времени попадаются вольные старатели в руки милиции.

Пока изумрудная отрасль в России простаивает, уральские камни прославляют не столько выставки минералов, сколько криминальные скандалы. Не так давно большой резонанс в средствах массовой информации получило задержание в Москве сотрудниками милиции руководителей «Беларус-диаманда», причастных к аферам с драгоценными камнями. В ходе обысков изъято несколько тысяч бриллиантов, изумрудов и рубинов, в основном добытых на уральских месторождениях, на сумму свыше 200 млн. долларов. Преступные группировки, используя великолепное качество наших драгоценных камней, осуществляли мошеннические операции путем подмены их на низкосортные африканские и азиатские. Это принесло им доход в несколько сот миллионов долларов. 12 участников афер было арестовано. Причем когда начались спецоперации по задержанию членов «изумрудной мафии», подельники стали физически устранять друг друга, опасаясь разоблачения. И эти смерти тоже можно отнести на счет изумрудного проклятья.

1_Emerald

Автор:

Олег ЛОГИНОВ («На смену», 02.09.2005 г)