Тайны старинных зданий Челябинской области

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

В Челябинской области сохранились боевые крепости и гараж для дилижансов. В Москве и Санкт-Петербурге популярны туры по старинным усадьбам и особнякам. Люди едут и самостоятельно, и заказывает экскурсии. Усадьба Льва Толстого, дома-музеи Лермонтова, Достоевского, Шаляпина… В Челябинской области памятники архитектуры не особо старинные, их «биография» не насчитывает даже двух столетий. Они построены, в основном, в конце XIX — начале XX века. Люди в них жили менее известные, и события происходили не всемирно значимые. Однако в нашем крае тоже есть уникальные постройки.

Не проходите мимо

В любом уважающем свою историю городе есть кварталы, куда тянет прийти, чтобы окунуться в атмосферу давно прошедшего времени. Эти кварталы так и называются — старый город. Старожилы ведь есть и среди зданий.

— Домов, построенных до Октябрьской революции 1917 года, в Челябинске сохранилось 80 из 160, — с нескрываемым сожалением говорит Юрий Владимирович. — И далеко не все из утраченных можно увидеть хотя бы на фотографиях или полотнах художников.

В повседневной суете пробегаем по улицам, не замечая уникальности исторических зданий. Почему бы в летний солнечный выходной всей семьей не пройтись по историческому центру города: Кировка, улицы Васенко, Елькина, Труда, Коммуны, Цвиллинга… Кстати, Юрий Владимирович время от времени устраивает для всех желающих экскурсии по историческому центру (прогулки, как он их называет. Краевед рассказал, на какие дома стоит обратить внимание.

мотовиловы

Дом Мотовиловых (ул. Цвиллинга, 5) — самое почтенное по возрасту из сохранившихся в Челябинске зданий. Построен, как считает Латышев, еще до 1841 года. Из архивных документов известно, что купец 3-й гильдии Андрей Андреевич Мотовилов был челябинским городским головой в 1835-38 годах. Стал самым первым отстраненным от этой должности — за то, что еще лет за 15 до начала чиновничьей карьеры был изобличен в незаконной скупке золота у нелегальных старателей. Место головы в 1951 году занял его сын, тоже купец 3-й гильдии Петр Мотовилов. Он и считается хозяином указанного дома, а после его смерти наследники сдали дом в аренду Общественному собранию — некоему аналогу современных клубов для проведения совместного досуга, сводившемуся к «приятному проведению времени в чтении книг, разговорах, танцах и позволительных играх».

Дом Шиховых-Покровских

Шиховы

Дом Шиховых-Покровских (ул. Труда, 98) — очень красивое здание, соседствующее с областным краеведческим музеем. Сейчас в нем планируют организовать музей истории Челябинска. Это один из самых старых каменных домов в городе, он построен еще в 50-х годах XIX века и принадлежал купеческой семье Шиховых. Потом перешел к статскому советнику, городскому голове Покровскому. Впрочем, чиновник не жил в этом доме, а сдавал его внаем. Его занимало народное училище, потом полицейское управление, телеграф и телефонная станция. При советской власти там размещались службы управления связью. К сожалению, в этом доме не сохранился интерьер. При ремонте нашли лишь перекладину еще демидовских времен, весьма ценный экспонат.

Гараж для дилижансов

гараж

Во дворе магазина «Гостиный двор» на улице Коммуны некогда располагались знаменитые пивные склады Вакана — австрийца, который построил Жигулевский завод, а потом в 58 городах России купил участки, привозил пиво и продавал его.

К счастью, нынешние собственники эти постройки сохранили, аккуратно вписав в торговый комплекс «Гостиного двора». Зайдя в атриум магазина, можно увидеть старинный фасад этих огромных зданий.

А еще во дворе находится гараж для дилижансов (дилижанс — многоместная карета на конной тяге для междугородной перевозки пассажиров и почты — прим. ред.). Крыша гаража лет десять назад сгорела, но каменные стены целехоньки. О масштабе сооружения говорят восемь въездов для дилижансов. Принадлежал этот гараж и три участка на улице Елькина купцу Шарлову, жилой дом которого стоит ул. на Кирова, 102, это объект культурного наследия.

Группа «АрхиСтраж» будет добиваться, чтобы и остальным его владениям, построенным в конце XIX века, присвоить статус объектов культурного наследия. Гараж Шарлова — уникальное для нашего города строение. Оно могло бы стать своеобразным челябинским Колизеем, — мечтает Латышев.

В ЦРУ можно. А в ФСБ?

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Дом Хованова (ул. Васенко, 25). Кирпичное здание из красного кирпича выглядит очень изысканно. В архивах о его хозяине пишут, что он был владельцем складов лесных материалов. Не купец вовсе, а отставной военный, открывший в себе жилку предпринимательства. Льготы, которые в дореволюционной России имели отставные военнослужащие, позволили оборотистому Хованову «раскрутиться». Строительство дома в 25 комнат началось в 1908 году. Но пожить ему в нем не довелось. Упал со строительных лесов и насмерть расшибся.

После Революции дом был национализирован. В нем поэтапно располагалось ВЧК, ГПУ, НКВД, МГБ, а в настоящее время — управление ФСБ.

Дом Хованова — один из тех старых особняков в нашей области, где лучше всего сохранился внутренний интерьер. Именно потому, что доступ в здание был крайне ограничен, — уточнил Дмитрий Фельдман, которому довелось увидеть, каков дом изнутри, только на фотографиях. Кто-то, видимо, сумел заснять во время реставрации помещений.

Если бы руководство ФСБ нашло возможность содействовать развитию местного туризма (под флагом патриотизма или воспитания молодежи) и в здание пускали хотя бы изредка небольшие группы, это стало бы изюминкой городского туристического маршрута. От посещения дома Хованова оставались бы яркие впечатления. Даже в ЦРУ водят экскурсии. Правда, ограниченное число и в основном для научных и общественных организаций. А короткий виртуальный тур доступен на интернет-сайте ЦРУ.

Кто такой Антуан Балас?

В городах области многие старинные особняки уцелели и стали открыты для любознательных людей благодаря тому, что в них поселились историко-краеведческие музеи. В городе Пласте, столице золотоносного края, музей с изумительной экспозицией находится в особняке с необычной архитектурой  (Пласт, ул. Октябрьская, 56 а). Владельцем был французский горный инженер и золотопромышленник Антуан Питерс Балас.  Все говорит о том, что владелец с душой строил это здание. Оно уникально и не имеет аналогов по своей архитектуре в России. В конце XIX века и начале следующего в архитектурной моде была эклектика, смешение стилей, местные купцы и промышленники от нее не отставали. Балас тоже следовал тогдашним течениям: его дом сочетает несколько стилей — от готики с ее заостренными чертами до торжественного русского купеческого стиля. А городские легенды гласят о сокровищах, укрытых хозяином в подземельях своего особняка.

Балас

Поспорил и построил

«Музей под открытым небом» — так называют в Челябинской области город Троицк, где многие здания проектировал уже упомянутый архитектор Федоров.

Троицк вполне можно назвать архитектурной столицей нашей области, — заявил Дмитрий. — Кстати, он долгое время был популярнее Челябинска. Там в конце XVIII века образовалась Троицкая ярмарка, входящая в число ведущих российских ярмарок. Деньги в городе водились, поэтому строили с размахом и промышленные постройки в виде складов, которые дошли до наших дней, и особняки, и общественные здания. В отличие от Челябинска там сохранилось более 900 старинных домов.

гостиница

Важный троицкий купец Башкиров, находясь в Нижнем Новгороде на знаменитой ярмарке, в нетрезвом виде ввязался в спор с купцами из других городов. Его задел их упрек: дескать, приезжим в Троицк негде на ночлег остановиться, качество гостиниц не соответствует их запросам, как и уровень питания в харчевнях. Башкиров хлоп кулаком по столу: «Да вы плохо искали! Бьюсь об заклад: приедете в другой раз ко мне на ярмарку, поселю вас в нормальном месте». Слово купеческое нарушать нельзя. И господин Башкиров развернул кипучую деятельность. Был нанят архитектор Федоров, спроектировавший такую гостиницу, которая затмила собой все ранее построенные постоялые дворы. Строительство велось круглосуточно. Башкиров сам его контролировал. Не проигрывать же пари! Уже год спустя он торжественно водил гостей по новому зданию.

Оно и сейчас выглядит прекрасно. Современные предприниматели привели гостиницу в тот вид, в каком она была построена. Хорошо сохранились интерьеры. А при гостинице работает приличный ресторан.

Крепости Южного Урала

Совершенно не раскрученные, но незаурядные есть места в нашей области. В селе Фершампенуаз — настоящая картинная галерея, а еще частный музей камня с отличной экспозицией. Да, путь неблизкий, на машине — около 200 км. Но в маршрут выходного дня укладывается. По дороге насладитесь картиной смены природных зон: выезжаем из лесной части и попадаем в степную.

наследницкая

Наследницкая боевая крепость

На юге области есть две сохранившихся в отличном состоянии старинных крепости, о которых мало кому известно. Находятся они в селе Николаевском (Варненский район) — Николаевская крепость и селе Наследницком (Брединский район) — Наследницкая крепость.

Это настоящие боевые крепости, выдерживающие осады кочевников. Построены в 30-х годах XIX века. Они вдалеке от натоптанных маршрутов, но к ним ведут нормальные дороги.

Николаевская

Николаевская боевая крепость

По прозвищу зверь

Многие слышали о бывшей усадьбе династии уральских промышленников Демидовых —Белом доме. Его надо видеть! Возможность такая есть. Сейчас там располагается городской краеведческий музей (Кыштым, пл. Карла Маркса, 2). Здание — памятник архитектуры федерального значения. Единственный особняк дворцового типа, сохранившийся на Южном Урале. Он окружен множеством мифов и до сих пор открыл не все тайны.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Одна из легенд — о жестоком управляющем демидовского завода в Кыштыме Григории Зотове, которого в народе прозвали кыштымским зверем. За малейшую провинность отправлял рабочих в пыточную, что в подземельях Белого дома. Держали там на цепях, истязали до смерти, а трупы Зотов приказывал зашивать в рогожные кули и топить в пруду, на берегу которого и стоит дворец.

Когда особый ревизор министра финансов граф Строганов приехал в 1827 году расследовать злодеяния Зотова и его служек, то он приказал первым делом спустить пруд. Это было смелое решение, ведь энергией пруда кормился весь завод. Но Строганов настоял, пруд спустили и па илистом дне нашли много человеческих костяков и еще целых рогожных кулей. Кыштымский Зверь был приперт к стене. Не о рабочих, живых и загубленных Зотовым, думали, конечно, царские ревизоры. Еще не смолк гул пугачевских пушек, а совсем недавно, всего два года тому назад, патриоты-офицеры вывели полки на Сенатскую площадь. В числе многих преобразований декабристы хотели уничтожить крепостное рабство. Беспощадно расправляясь с декабристами, царь хотел в то же время прослыть добрым, «отцом отечества». Тут под руку попались изуверы, которыми можно было пожертвовать и дать путь молве о некой справедливости.

план подземных ходов

Позорна слава кровопийцы и душегуба. Поэтому после суда над Зотовым и Харитоновым появилась легенда, к созданию которой приложили руку служки убийц. Что-де судили заводчиков за то, что в тайных подвалах (и показывали на подвалы демидовских «сараев») завел Зотов чеканку фальшивой монеты и держал там взаперти и на цепях опытных фальшивомонетчиков, из коих кто-то возьми да и умри. Так ведь и поделом ему, мошеннику. Вот-де тут царь не стерпел и наслал ревизоров.

Кыштымцы нет-нет да натыкаются на старинные подземные сооружения в своем городе. Во дворе одного из жилых домов послевоенной постройки случился провал. Как это почти всегда бывает, яму стали засыпать мусором, бросать туда бытовые отходы. Дети из этого двора заинтересовались необычным провалом и, по-своему исследовав его, обнаружили, что провал случился над подземным ходом. Ход этот выложен массивной кладкой из красного кирпича, имеет цилиндрический свод. Высота хода в рост человека. Ребята прошли по ходу более десяти метров, до завала. Но завал их не остановил, рыхлая земля хорошо поддавалась, и юные следопыты раскопали еще восемь метров хода.

Любопытно, что ход имел направление к тому демидовскому строению, которое называли лабазом и на месте которого теперь сооружен городской узел связи. Плохо, что никто не остановил детей, копающихся в ходе. Ведь исследование подземелий — занятие серьезное и небезопасное, там бывают обвалы, выделение вредных газов, прорывы грунтовых вод и другие опасности. Плохо и то, что компетентные люди не организовали изучение этого сооружения, не нанесли его на план, не составили хотя бы простенькую документацию. Подземный ход вскоре засыпали. Так закрылась непрочитанная страница истории Кыштыма.

Автор:  Лидия Садчикова, «Комсомольская правда»